Ответственность адвоката

Адвокат может быть субъектом гражданско-правовой, администра­тивно-правовой, уголовно-правовой ответственности и ответственно­сти, налагаемой органами адвокатского самоуправления, которую можно условно определить как дисциплинарную или корпоративную.

Гражданско-правовая ответственность адвоката в связи с его про­фессиональной деятельностью, адвокатским статусом и принадлежностью к адвокатскому образованию перед доверителем, адвокатским об­разованием, адвокатской палатой и третьими лицами может наступить как за нарушение обязательств (договорная), так и за причинение вре­да (деликтная) (например, договорная - перед доверителем по догово­ру об оказании юридической помощи, или деликтная - перед адвокат­ским образованием или судом, если, выполняя свои профессиональ­ные обязанности, адвокат причинит им имущественный вред).

Адвокат несет гражданско-правовую ответственность перед дове­рителем, поскольку адвокатская деятельность осуществляется на ос­нове соглашения между адвокатом и доверителем, которое представля­ет собой гражданско-правовой договор, между доверителем и адвока­том (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверите­лю или назначенному им лицу, заключаемый в простой письменной форме.

Одним из обязательных условий соглашения является размер и ха­рактер ответственности адвоката (адвокатов), принявшего (приняв­ших) исполнение поручения.

В соответствии с п.1 ст.393 ГК РФ должник обязан возместить кре­дитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим ис­полнением обязательства.

Убытки определяются в соответствии со ст.15 ГК РФ: лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причинен­ных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено воз­мещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата и повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполучен­ные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущен­ная выгода).

Адвокат несет административную ответственность за правонару­шения, имеющие меньшую общественную опасность по сравнению с преступлениями, предусмотренными КоАП РФ.

В соответствии с КоАП РФ адвокат, осуществляя адвокатскую дея­тельность, может стать субъектом административного правонаруше­ния, посягающего на институты государственной власти (гл.17 КоАП РФ), например, предусмотренного ст.17.3 "Неисполнение распоряже­ния судьи или судебного пристава", ст.17.7 "Невыполнение законных требований прокурора, следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении", ст.17.8 "Воспрепятствование законной деятельно­сти судебного пристава-исполнителя". Кроме того, адвокат может со­вершить правонарушение против порядка управления (гл.19 КоАП РФ), например, предусмотренное ст.19.12 "Передача либо попытка пе­редачи запрещенных предметов лицам, содержащимся в учреждениях уголовно-исполнительной системы, следственных изоляторах или изоляторах временного содержания".

Субъектом уголовной ответственности при осуществлении своей профессиональной деятельности адвокат может быть в соответствии с целым рядом статей УК РФ, причем закрепляющих ответственность за посягательство на общественные отношения в различных сферах, на­пример, ст.129 УК РФ "Клевета", ст.130 "Оскорбление", ст.283 УК РФ в случае разглашения государственной тайны, ст.294 "Воспрепят­ствование осуществлению правосудия и производству предваритель­ного расследования", ст.297 "Неуважение к суду", ст.302 "Принужде­ние к даче показаний", ст.310 "Разглашение данных предварительного расследования" и т.д.

Специальным субъектом, прямо указанным в законе, адвокат явля­ется для состава преступления, предусмотренного ст.303 УК РФ "Фальсификация доказательств": фальсификация доказательств по гражданскому делу лицом, участвующим в деле, или его представите­лем наказывается штрафом в размере от 500 до 800 минимальных раз­меров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от пяти до восьми месяцев, либо исправитель­ными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от двух до четырех месяцев. Фальсификация доказательств по уголов­ному делу лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником наказывается лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет. Фальсификация до­казательств по уголовному делу о тяжком или об особо тяжком престу­плении, а равно фальсификация доказательств, повлекшая тяжкие по­следствия, наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Исследователями предлагается криминалистически значимая и, несомненно, заслуживающая внимания классификация преступлений адвокатов, классификационным критерием которой является вид уча­стия адвоката в совершаемом общественно опасном деянии.

По указанному основанию все преступления, совершаемые адвока­тами, можно разделить на:

1) основные, или собственно адвокатские (преступления адвоката-исполнителя);

2) сопутствующие, или преступления адвоката-соучастника. К первой категории относятся посягательства со стороны адвоката, носящие сугубо профессиональный характер, совершаемые, как прави­ло, лично адвокатом в качестве исполнителя или соисполнителя пре­ступления. Примером могут служить такие преступления, как мошен­ничество и подстрекательство к даче взятки (ч.1 ст.159, ч.4 ст.33 и ч.1 ст.291 УК РФ), когда защитник, помимо гонорара, требует от довери­теля дополнительную сумму денег на якобы взятки следователю, про­курору, судье для успешного разрешения дела, а сам эти деньги при­сваивает. Также примером основного (собственно адвокатского) пре­ступления может служить фальсификация доказательств по уголовно­му делу защитником (ч.2 ст.303 УК РФ) и неуважение к суду (ст.297 УК РФ).

Отличительной особенностью собственно адвокатских преступле­ний является то, что во всех этих преступлениях адвокат является:

- либо прямо указанным специальным субъектом (например, по ч.2 ст.303 УК РФ);

- либо он подпадает под обобщенные признаки специального субъ­екта преступления (например, ст.310 УК РФ);

- либо защитник совершает преступление как общий субъект, но именно в силу использования им самим прав и полномочий, предостав­ленных законом (ст.306 УК РФ).

Ко второй категории преступлений, совершаемых адвокатами в ка­честве пособников, подстрекателей, организаторов, относятся престу­пления, сопутствующие любому преступлению, предусмотренному особенной частью УК РФ.

Примером наиболее распространенных преступлений этой группы являются разнообразные варианты деятельности "вовлеченных" за­щитников - членов организованных преступных формирований, например, банд (ст.209 УК РФ), преступных сообществ (ст.210 УК РФ). Здесь адвокаты могут участвовать в подготовке преступлений, напри­мер, советовать, как скрыть следы преступления, добиться отсутствия свидетелей, уничтожить вещественные доказательства.

Надо отметить, что случаи привлечения адвокатов к уголовной ответствен­ности не так уж и редки. Например, в июне 1997г. Ленинградский областной суд вынес обвинительный приговор некоему гражданину, совершившему жес­токое убийство работницы птицефабрики, и назначил ему наказание в виде 15 лет лишения свободы. Обжалуя этот вердикт, адвокат осужденного П. подал в Верховный Суд РФ кассационную жалобу. В тексте кассационной жалобы на­ряду с обоснованием необходимости отмены приговора содержались обвине­ния в адрес судьи, вынесшей приговор, а именно о совершении судьей должно­стного подлога. Адвокат П. имел в виду якобы фальсификацию протокола су­дебного заседания, где, по его мнению, были искажены показания одного из свидетелей. Текст этой жалобы, содержавшей фразы вроде "фальсифициро­вать доказательства таким образом не только низко, но и глупо", стал известен судье, и она обратилась в прокуратуру. В отношении адвоката было возбужде­но уголовное дело о клевете.

При рассмотрении этого дела судом адвокат П. признал, что его жалоба но­сила "некорректный и резкий" характер. Он объяснил это своей субъективной реакцией на неправильно составленный протокол судебного заседания. Одна­ко суд расценил его действия как заведомую ложь. Оклеветав судью, адвокат тем самым унизил честь и достоинство специалиста, которая уже более 20 лет работает в системе правосудия и является высококвалифицированным юри­стом. Суд признал адвоката виновным в распространении клеветнических све­дений и приговорил к наказанию в виде лишения свободы сроком на один год условно. Кроме того, суд взыскал с него в пользу пострадавшей 10 тыс. руб.

Специфической по своей правовой природе является ответствен­ность адвоката, установленная п.2 ст.7 Федерального закона "Об адво­катской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации": за неис­полнение либо ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную дан­ным Федеральным законом. Таким образом, мерами ответственности будут являться приостановление и прекращение статуса адвоката в случаях, предусмотренных пп.2 п.1 ст.16 и пп.2,3, 5, 6, 7, 8 п.1 ст.17 Закона.

Установленную этим Законом ответственность можно определить как дисциплинарную (или "корпоративную"), поскольку она не относится ни к гражданской, ни к уголовной, ни к административной, а меры этого вида ответственности налагаются на адвокатов органами адвокатского самоуправления в порядке, определенном Законом.

Дисциплинарная ответственность может налагаться, в частности, за нарушения адвокатом предписаний Закона в том случае, если эти на­рушения не носят характер преступлений или не содержат признаки иных видов правонарушений (гражданско-правовых и проч.).

Так, в соответствии с ч.4 ст.6 данного Закона правонарушением бу­дет являться принятие адвокатом поручения от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, в случае, если оно имеет заве­домо незаконный характер.

Кроме того, нарушением указанного Закона будет отстаивание ад­вокатом позиции по делу вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя; ог­лашение публичных заявлений о доказанности вины доверителя, если тот ее отрицает; разглашение сведений, сообщенных ему доверителем в связи с оказанием последнему юридической помощи, без согласия до­верителя; отказ от принятой на себя защиты.

Правонарушением, могущим повлечь меры дисциплинарной ответ­ственности может быть негласное сотрудничество адвоката с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, поскольку такое сотрудничество запрещается.

Неисполнением или ненадлежащим исполнением профессиональ­ных обязанностей будет являться для адвоката отступление от прин­ципа честного, разумного и добросовестного отстаивания прав и закон­ных интересов доверителя всеми не запрещенными российским зако­нодательством средствами (ст.7 Закона), а также предусмотренные ст.17 Закона деяния:

1) неисполнение или ненадлежащее исполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем (причем следует отметить, что данная весьма широкая формулировка охватывает доста­точно обширный перечень адвокатских правонарушений);

2) нарушение адвокатом норм кодекса профессиональной этики ад­воката;

3) неисполнение или ненадлежащее исполнение адвокатом реше­ний органов адвокатской палаты, принятых в пределах их компе­тенции.

Мерой дисциплинарной ответственности адвоката является пре­кращение статуса адвоката в соответствующих случаях, установлен­ных законом. Так, в соответствии со ст.17 Закона статус адвоката может быть прекращен, в частности, при совершении адвокатом перечис­ленных деяний.

Лицо, статус адвоката которого прекращен, не вправе осуществлять адвокатскую деятельность, а также занимать выборные должности в органах адвокатской палаты или Федеральной палаты адвокатов.

Решение о прекращении статуса адвоката принимает совет адвокат­ской палаты того субъекта РФ, в региональный реестр которого внесе­ны сведения об этом адвокате.

В случаях совершения адвокатом поступка, порочащего честь и дос­тоинство адвоката или умаляющего авторитет адвокатуры или неис­полнения либо ненадлежащего исполнения адвокатом своих профес­сиональных обязанностей перед доверителем, а также неисполнения решений органов адвокатской палаты, принятых в пределах их компе­тенции, решение принимается советом соответствующей адвокатской палаты на основании заключения квалификационной комиссии. Ква­лификационная комиссия дает заключение о наличии или об отсутст­вии в действиях (бездействии) адвоката нарушения норм кодекса про­фессиональной этики адвоката, о неисполнении или ненадлежащем исполнении им своих обязанностей.

Заключение квалификационной комиссии принимается простым большинством голосов членов квалификационной комиссии, участ­вующих в ее заседании, путем голосования именными бюллетенями. Адвокат и лицо, подавшее жалобу на действия (бездействие) адвоката, имеют право на объективное и справедливое рассмотрение жалобы. Указанные лица вправе привлечь к рассмотрению жалобы адвоката по своему выбору. Протокол заседания квалификационной комиссии подписывается всеми членами квалификационной комиссии незави­симо от позиции, занятой каждым членом при голосовании.

О принятом решении о прекращении статуса адвоката совет адво­катской палаты в семидневный срок со дня принятия решения уведом­ляет в письменной форме лицо, статус адвоката которого прекращен, соответствующее адвокатское образование, а также соответствующий территориальный орган юстиции, который вносит необходимые изме­нения в региональный реестр.

Кроме того, территориальный орган юстиции, располагающий све­дениями об обстоятельствах, являющихся основаниями для прекраще­ния статуса адвоката, направляет представление о прекращении статуса адвоката в адвокатскую палату. В случае если совет адвокатской палаты в месячный срок со дня поступления соответствующего представления не принял решение о прекращении статуса адвоката в отношении данного адвоката, территориальный орган юстиции вправе обратиться в суд с заявлением о прекращении статуса адвоката.

Вопросы дисциплинарной ответственности адвоката перед адво­катской палатой регулирует Кодекс профессиональной этики адвока­та. Пункт 4 ст.20 Кодекса определяет, что такая ответственность адво­ката наступает за неисполнение или ненадлежащее исполнение обя­занностей перед доверителем по конкретному соглашению об оказа­нии юридической помощи или обязанностей перед адвокатской палатой (необоснованный отказ от принятия поручения по делу).

Конкретные меры дисциплинарной ответственности применяются только в рамках дисциплинарного производства в соответствии с Ко­дексом этики. В п.2 ст.25 Кодекса профессиональной этики установле­но, что совет адвокатской палаты субъекта Федерации при принятии решения по дисциплинарному производству, помимо применения мер дисциплинарной ответственности, может обязать адвоката возместить ущерб, причиненный доверителю нарушением, повлекшим примене­ние мер дисциплинарной ответственности. Однако обязать адвоката возместить ущерб, причиненный доверителю, вправе только суд. Ре­шение совета, обязывающее адвоката возместить такой ущерб довери­телю, выходит за пределы компетенции совета и носит для адвоката скорее рекомендательный, чем обязательный характер.

Несомненно, институт ответственности адвоката является важной гарантией обеспечения надлежащего исполнения адвокатами своих обязанностей и незлоупотребления правами.

Но в наиболее полной мере обеспечению прав граждан и юридиче­ских лиц, обращающихся к адвокатам за оказанием юридической по­мощи, институт ответственности служит в сочетании с институтом страхования риска профессиональной ответственности адвоката.

Федеральный закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" в пп.6 п.1 ст.7 впервые в истории российской (советской и постсоветсткой) адвокатуры закрепил правила о страхо­вании риска профессиональной имущественной ответственности ад­воката за нарушение условий соглашения об оказании юридической помощи.

Подпункт б п.1 ст.7 Закона, которым предусматривается обязан­ность адвоката страховать риск своей профессиональной имуществен­ной ответственности, вступает в силу с 1 января 2007г. До этого времени адвокат вправе осуществлять добровольное страхование риска сво­ей профессиональной имущественной ответственности.

Федеральный закон установил обязанность адвоката застраховать риск своей профессиональной имущественной ответственности за нарушение условий заключенного с доверителем соглашения об ока­зании юридической помощи (ст.19). Указанная норма не конкретизирована; не установлены общефедеральные страховые стандарты. Страхование адвокатов в России не практикуется, хотя юридические фирмы в рекламных целях заявляют об обратном. В этой связи представляется важным изучение зарубежного опыта страхования.

Институт страхования профессиональной ответственности адвока­тов традиционен для правового регулирования вопросов адвокатуры в зарубежных странах, за редким исключением.

Так, во Франции Закон об организации профессии адвоката 1991г. предусматривает обязательное страхование его профессиональной гражданской ответственности (ст.205, 206). Причем законодательно закреплен минимальный размер страховой суммы, составляющий 2 млн. фр. в год в расчете на одного адвоката. Договор страхования мо­жет быть заключен конкретным адвокатом, группой адвокатов или ад­вокатской организацией.

Возможен и такой специфический вид страхования, как страхова­ние риска утраты адвокатом ценностей, имущества и документов, при­надлежащих (или причитающихся) доверителю и оказавшихся у адво­ката в связи с исполнением профессиональных обязанностей (ст.207, 208). При этом страховое возмещение выплачивается доверителю ад­воката, если последний неплатежеспособен, о чем свидетельствует не­исполнение адвокатом требования доверителя о возврате ценностей или возмещении убытков в течение месяца со дня уведомления.

В соответствии с упомянутым французским Законом договор страхования ответственности адвоката может содержать условие о минимальном размере страхового возмещения в пределах суммы под­лежащих уплате очередных страховых взносов, размером не более 20 тыс. фр.

Институт страхования ответственности адвоката не только гаран­тирует возмещение доверителю понесенных им убытков, но и служит цели смягчения для адвоката отрицательных последствий полной оп­латы убытков: ведь по некоторым адвокатским делам размер убытков может быть столь значителен, что полное их возмещение лично адвока­том поставит под угрозу возможность продолжения осуществления им своей профессиональной деятельности.

Например, в Германии ограничение имущественной ответственно­сти адвоката направлено именно на обеспечение сохранения адвокат­ской практики. Особенно это касается ответственности адвоката при исполнении хозяйственно-правовых поручений, где полное возмеще­ние убытков может быть экономически непереносимым для адвоката. По законодательству ФРГ адвокаты в числе других профессионалов, чья деятельность может нанести серьезный имущественный ущерб до­верителю (налоговые консультанты, нотариусы, врачи и др.) в обяза­тельном порядке осуществляют страхование своей профессиональной ответственности. Не запрещены германским законом и предваритель­ные соглашения адвоката с доверителем об ограничении ответствен­ности.

Законодательством других государств, в частности Франции и США, закрепляются и иные возможности лимитирования (снижения) сумм, подлежащих выплате адвокатом при возмещении причиненных им убытков, например, сочетание страхования адвокатом своей про­фессиональной ответственности с созданием адвокатскими объедине­ниями специальных фондов или ограничение ответственности адво­ката в самом договоре об оказании юридической помощи.

Если законодательство европейских государств традиционно за­крепляет институт обязательного страхования профессиональной от­ветственности адвоката, то для государств англо-американской систе­мы права все не так однозначно.

В настоящее время в большинстве штатов США страхование про­фессиональной ответственности юриста пока является добровольным (за редким исключением - штаты Иллинойс, Орегон). Страховщики разрабатывают страховые полисы с различными условиями выплаты страхового возмещения - с учетом того, насколько часто и в каком объ­еме юрист привлекался к гражданско-правовой ответственности в прошлом. В некоторых американских штатах ассоциации юристов (ВАR) создали собственные страховые компании, которые оказывают серьез­ную конкуренцию коммерческим страховым фирмам и тем самым влияют на размер страховых тарифов. Распространено также создание ВАRами за счет членских взносов юристов специальных резервных фондов для выплаты компенсаций доверителям, пострадавшим от не­добросовестной юридической практики.

Следует отметить, что все больше американских штатов (Аляска, Южная Дакота) закрепляют в этических кодексах правило, обязываю­щее юриста раскрывать свой страховой статус потенциальному дове­рителю, а также сообщать сведения о наличии страховки в профессио­нальные ассоциации.

В США расходы на страхование профессиональной ответственно­сти юристов превышают все текущие расходы, пожалуй, кроме зара­ботной и арендной платы. В последнее время возникает все большая вероятность подвергнуться опасности стать ответчиком за недобросо­вестную юридическую практику (lеgа1 mа1рrасtice). Доведение до суда подобных дел чревато снижением прибыли или потерей оплачиваемых часов на собственную защиту - это сильный удар по самоуважению, деловым связям, репутации в юридическом сообществе. Возмещение страховой суммы в этом случае вытекает из решения суда, т.е. право по­лучить должное с юридической фирмы связано с удовлетворенным ис­ком бывшего доверителя. Наступление страхового случая (ошибка или упущение, которые привели к предоставлению юридических услуг ниже минимального стандарта профессионального уровня адвоката, имеющего лицензию) определяется не допущенной ошибкой, а ее не­благоприятными последствиями. Промежуток времени, в течение ко­торого доверитель узнал или должен был узнать об ошибке адвоката, определяется от одного года до четырех лет (в зависимости от законо­дательства штата).

Иск против адвоката за недобросовестную юридическую практику требуется доказать: адвокат что-то упустил, следствием чего стало при­чинение убытков истцу или упущенная возможность получить с ответ­чика. Чтобы получить материальное удовлетворение, доверитель дол­жен доказать: наличие правовых отношений между доверителем и ад­вокатом; обязанности адвоката предоставить юридические услуги доверителю; нарушение этой обязанности; убытки доверителя как прямой или косвенной результат небрежности адвоката.

Закон требует показаний другого адвоката, желательно общепри­знанного специалиста в данной отрасли права, которые подтверждали бы, что ответчик не смог соблюсти минимальный стандарт оказания юридических услуг. Юристы могут не согласиться с мнением специа­листа о том, что альтернативные действия ответчика привели бы к же­лаемому для доверителя результату. Доверитель должен доказать, что непосредственной причиной ущерба являлось упущение адвоката, что юридические действия сложились бы положительно, соверши адвокат другие действия. Сторона защиты будет утверждать, что плачевный итог в виде убытков наступил бы в любом случае.

Юридическая специализация оказывает влияние на размер и фор­му страхования (дороже заплатят юристы, практикующие в таких вы­сокорискованных областях, как ценные бумаги, банковское право и не­движимость). Играют роль географическое положение и статистика исков в штате (страховая компания может отнести фирму к группе с высоким риском, даже если она практикует в провинции, где деловая активность не столь высока из-за смешивания с фирмами, практикую­щими в больших городах и расположенными в одном и том же районе). Немаловажен и размер фирмы (некоторые страховые компании пред­лагают уменьшение страховой премии для фирм, имеющих много соб­ственных адвокатов).

Определяющим может стать мнение самой страховой компании, основанное на количестве возбужденных исков за год или конфликт­ных ситуаций, характер нарушения обязанностей (обычная невнима­тельность, халатность или преступное поведение), количество и харак­тер дисциплинарных взысканий со стороны коллегии, личная заинте­ресованность в исходе дела и т.д. Безусловными обстоятельствами, на­стораживающими страховую компанию, будут:

- два и более исков за последний год;

- три и более исков в течение последних десяти лет (в зависимости от размеров фирмы);

- большая сумма иска;

- отсутствие страховки за последние пять лет.

В отличие от американского и европейского, английское законода­тельство в принципе не допускает имущественной ответственности бар­ристера (адвоката) за действия в судебном процессе, опасаясь пересмот­ра судебных решений под предлогом небрежной работы барристера.

Таким образом, можно отметить, что выбранный российским зако­нодателем и закрепленный в Федеральном законе "Об адвокатской дея­тельности и адвокатуре в Российской Федерации" (ст.19) вариант обя­зательного страхования риска ответственности адвоката полностью со­ответствует проверенному десятилетиями практики опыту большинст­ва стран такой же, как и Россия, континентальной, системы права.

Целями правового института страхования ответственности россий­ских адвокатов является, в первую очередь, обеспечение возможности полного возмещения гражданину, обратившемуся к адвокату за оказа­нием юридической помощи, причиненных ему в результате работы ад­воката убытков.

Кроме того, страхование ответственности адвокатов направлено на защиту интересов самого адвоката-страхователя, поскольку должно облегчить ему бремя возможной имущественной ответственности. Так, адвокат, застраховавший свою профессиональную имуществен­ную ответственность в пользу доверителя, в случае причинения вреда при том, что страховое возмещение недостаточно для того, чтобы пол­ностью возместить причиненный вред, возмещает только разницу между страховым возмещением и подлежащим возмещению размером ущерба (ст.1072 ГК РФ).

Финансовым источником средств, отчисляемых адвокатом на стра­хование своей профессиональной ответственности, является получае­мое адвокатом вознаграждение (пп.3 п.7 ст.25 упомянутого Закона).

При заключении договора страхования ответственности между ад­вокатом и страховщиком должно быть достигнуто соглашение:

1) об определенном имуществе либо ином имущественном интере­се, являющемся объектом страхования;

2) о характере события, на случай наступления которого осуществ­ляется страхование (страхового случая);

3) о размере страховой суммы;

4) о сроке действия договора.

Объектами страхования являются имущественные интересы адво­ката, связанные с его обязанностью возместить причиненный довери­телю вред в случае нарушения адвокатом условий заключенного с до­верителем соглашения об оказании юридической помощи;

При этом риск, от которого страхуется объект, - это предполагае­мое нарушение условий заключенного с доверителем соглашения об оказании юридической помощи, на случай наступления которого про­водится страхование.

Осуществляя страхование своей профессиональной ответственно­сти, адвокату следует иметь в виду, что страховщиками могут быть только юридические лица, имеющие разрешения (лицензии) на осуще­ствление страхования соответствующего вида (ст.938 ГК РФ).

При заключении договора страхования адвокат обязан сообщить страховщику известные адвокату обстоятельства, имеющие сущест­венное значение для определения вероятности наступления страхово­го случая и размера возможных убытков от его наступления (страхово­го риска), если эти обстоятельства не известны и не должны быть из­вестны страховщику (ст.944 ГК РФ).

В договоре страхования адвокатом и страховщиком оговаривается страховая сумма - предельная сумма, которую страховщик обязуется выплатить в качестве страхового возмещения.

Адвокат в порядке, установленном договором страхования, уплачи­вает страховую премию, т.е. сумму страховых взносов за страхование, которую страхователь обязан уплатить страховщику в порядке и в сро­ки, установленные договором страхования (ст.947, 954 ГК РФ).

Можно с уверенностью отметить, что введение в России института страхования ответственности адвокатов предоставит гарантии довери­телям в получении не только квалифицированной юридической помо­щи, но и материального возмещения за непрофессионализм отдельных адвокатов. Страхование профессиональной ответственности обеспечит защищенность и престиж самого адвоката, а также позволит рас­ширить сферу деятельности страховых компаний.